Виолетта. Белый единорог, стр. 14

— СЛЕДИЛ ЗА УЧИТЕЛЕМ? — обалдела я.

— А что? — усмехнулся Волька, — нельзя?

— И он тебя не заметил?

— Как видишь.

Мы помолчали, каждый думал над своим.

— Ну, вот я вас познакомил, и ты теперь можешь в любой момент прийти сюда и пообщаться с Линой. Только будь осторожна.

— Бенни?

— Поверь мне, если ты вдруг встретишь тут Стефана, это будет пострашнее, чем бенни!

— Ну, я же могу соврать. Что просто гуляла…

— Ты соврёшь, а он спросит у Лины. Она не может соврать, понимаешь?

— Ого, — я удручённо посмотрела на новоприобретённую подружку.

— Ага! — сказал Вольдемар, — не приходи незадолго до занятий или сразу после них, обычно он появляется тут в это время.

— Поняла, — серьёзно кивнула я.

— Ну вот и всё, в общем-то, — опустил он голову, избегая взгляда вельвы, — Лина, ты ведь знаешь, зачем я пришёл?

— Знаю, — кивнула в ответ.

Мне показалось, что она погрустнела. Но, возможно, лишь показалось, потому что вельвы всегда бесстрастны и спокойны.

— И что ты об этом думаешь? — спросил Вольдемар, глядя теперь ей в глаза.

— Ты ведь уже решил, — пропела она.

— Это единственный путь?

— Нет, — покачала она головой, — есть ещё один. Ты остаёшься и всё будет, как раньше. Стефан не винит тебя, понимает, что ошибку допустил лишь он. Он знал о таком развитии событий, хоть и не верил до конца. Сейчас он понимает, что я говорила правду.

— И что будет дальше, если я останусь?

— Ты окончишь Школу без риска для жизни, — улыбнулась ободряюще вельва, — всё будет хорошо.

— А если я сделаю то, что решил? — твёрдо спросил Волька.

Вельва на миг закрыла глаза. Стояла звенящая тишина, натянутая, как струна.

— Лина, я ведь знаю, что тебе не нужно сосредотачиваться, чтоб узнать что-то, — грустно произнес Волька, — говори, как есть!

— Тебе ничего не дадут мои слова. Тебя просто не будет, — спокойно ответила вельва.

— Я умру?

— Нет.

— Я имею в виду своё физическое тело там, в реальности.

— Нет, — повторила вельва.

Я выдохнула с облегчением.

— Тебя просто не будет здесь… и там.

— Как это? — не поняла я.

И вдруг озноб прокатился внутри меня. Вельвы — не люди, они существа другого плана. Возможно, понятие смерти у нас и у них разнится, они ведь бессмертны, особенно прорицатели. Может то, что для нас смерть — для них просто переход в иное состояние?

— Вы больше не увидитесь здесь, — сказала Лина спокойно.

— А там? Дома?

— Возможно. Всё зависит от дальнейшего выбора Воленьки.

— Вилка, я же пообещал тебе, что обязательно найду тебя в Питере! — радостно воскликнул Волька, — так и будет и ничто меня не остановит!

— Лучше не ищи… — вдруг сказала вельва тихо.

— Почему?! — в один голос спросили мы.

— СТОЙ! Не говори! — вдруг прервал Волька, — не надо. Я не хочу знать ВСЕГО. Я хочу двигаться САМ.

Вельва послушно промолчала.

— Воль… — я схватила его за рукав, — может лучше выслушать её предупреждения?

— Нет! Я сам буду строить свою реальность, — весело улыбнулся Вольдемар, — если я не погибну, пытаясь раскрыть тайну озера, то уж точно моя реальность — в моих руках. Спасибо, милая моя вельвочка!!!

Он рванулся, дёрнув меня, продолжающую машинально сжимать его рукав, и обнял Лину крепко. Лина моргнула пару раз ошеломлённо и криво улыбнулась.

— Прощай, мы вряд ли увидимся, если я сюда больше не вернусь… — скорее вопросительно произнёс он. Ему хотелось знать, но спросить было неловко.

— Мы не увидимся больше, — кивнула вельва, — будь осторожен и…примени все свои знания программиста. Перепрограммируй реальность. Только так. Лишь этот путь приведёт обратно.

Путано. Но Вольдемар кивнул благодарно. Потом разжал объятия и отступил назад на шаг.

— Счастливого пути! — звонко воскликнула Лина и опрометью бросилась назад, в несколько секунд скрывшись из поля зрения среди камней.

— А говорят, что они не влюбляются в людей… — пробормотала я почти беззвучно ей вслед.

— Пойдём, Вилка, проводишь меня, — обернулся Волька.

В его глазах что-то блеснуло, но голос звучал решимостью.

ГЛАВА 8

Мы вернулись на пирс. Сердце у меня заныло отчего-то, тревожно и тягостно. Я до последнего не верила, что Волька решится. Неужели ему и в реальности нечего терять?

Глаза парня сверкали, как безумные. Некоторое время он молчал, глядя в воду, а потом стянул с пальца кольцо Школы и протянул мне.

— Возьми, отдашь Стефану.

— Но он же меня начнёт расспрашивать! — испугалась я, — и мне придётся говорить правду. И о Лине тоже…

— Как же вы, девчонки, подчиняетесь ему! — саркастически проговорил Волька, — как собачонки! Вилка, научись, наконец, врать. Как подобает Тёмному Воину. Это пригодится. Не будь ты марионеткой Стефана, как остальные… Возьми кольцо!

Сжав зубы, чтоб на разораться на него, я послушно подставила ладонь. Что-то в глубине души мне подсказывало, что Волька прав. Сердце отчаянно сопротивлялось, не хотело обманывать Учителя, но разум на сей раз одержал победу. Кольцо легло на ладонь приятной тёплой тяжестью. Я упёрлась взглядом в чёрную птицу, обвивающую меч. А потом её очертания вдруг поплыли…

— Не реви, — Волька взял меня за подбородок, поднял моё лицо, заглянул в глаза, — помнишь, что сказала вельва? Я не умру. Ещё увидимся, Вилка! Выпьем пивка вместе где-нибудь на просторах Невского проспекта, погуляем по Набережной…

— Я не люблю пиво, — всхлипнула я.

— Ну, значит, что ты там любишь, — голос его стал мягче и, вроде бы, постепенно терял решимость.

Я отчаянно ухватилась за это.

— Воль, пожалуйста, не надо… Уйдём отсюда… Всё будет хорошо!

— Вилка… — покачал головой он, и я поняла, что подобрала не те слова.

А в следующую секунду он, без предупреждения, сделал шаг к краю, оттолкнулся от дощатого настила пирса, и нырнул вперёд.

Я даже не успела вскрикнуть, как он исчез под стеклянной гладью. Без всплеска, вода, словно плёнка, нелепо потревоженная, в одну секунду сомкнулась над ним. Я вглядывалась в омут, но вода — абсолютно непрозрачная — светилась лениво, отказывая в успокоении моему отчаянно колотящемуся сердцу… Через секунду всё выглядело так, словно ничего и не было. Как во сне. Я некоторое время надеялась, что Волька вынырнет, но надеждам было сбыться не суждено. Видимо, Мёртвое озеро — всё же билет в один конец…

Медленно и уныло поплелась к берегу. Пирс поскрипывал под ногами, Тёмный лес, словно радуясь, хищно скалился со всех сторон.

Уже стоя на твёрдой земле, я бросила последний на непоколебимую гладь Мёртвого озера и, ошеломлённая осознанием произошедшего, потёрла своё кольцо.

Из сна выпрыгнула, как пробка из бутылки под напором. В голове застряла одна мысль. Вот это да! Не ожидала от Вольки такого поступка.

Я села и раскрыла ладонь. Вот оно — его кольцо. Ночью я передам его Стефану, а пока… Я заозиралась, раздумывая, куда его спрятать, чтоб мама не обнаружила.

Потом вздохнула, нашарила на шее цепочку с буквой «В», расстегнула её и добавила к своей буковке ещё и колечко. А потом заправила их обратно под майку.

Встала, потягиваясь. Сна было достаточно, я чувствовала себя отдохнувшей, несмотря на пережитые события, и прошедшей ночи с её боем — как не бывало!

Честно говоря, из комнаты выходить не хотелось. В квартире стояла мёртвая тишина и, кто знает, какие сюрпризы ожидают за моей дверью?

Сюрпризов оказалось два: на столе ещё горячий обед: зелёный борщ со щавелем и отсутствие мамы дома. Радуясь одному и не зная, как реагировать на другой, памятуя о высказанном ею желании побыть сегодня одной семьёй, я пожала плечами и села за стол. А может мама и правда к бабушке уехала? Хотя это вряд ли — она бы записку оставила. О других вариантах не стала размышлять, чтоб не портить себе аппетит.

После еды привычно ушла в комнату и скоротала вечер с книжкой. Мама так и не вернулась ещё, когда я без пяти десять закрылась в своей комнате и нырнула под одеяло.