После - долго и счастливо (ЛП), стр. 1

Оригинальное название: After Ever Harry - Anna Todd, 2014 

 Авторы перевода: Вера Коленикова, Наталья Вялова, Сафура Мамедова, Катя Симкина, Елена Четверг, Аня Захарова, Елена Войцеховская, Дарья Фокина, Анна Слядзевска, Настасья Ромашкина, Анна Козлова, Елена Мишунина.

Редакторы: Аня Казарова, Наталья Мягкова, Алена Крутько.

Переведено для группы:  https://vk.com/afterannatodd1d

Последняя книга серии «После».

Любое копирование без ссылки на переводчиков и группу ЗАПРЕЩЕНО! Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Анна Тодд

«После - долго и счастливо»

* * *

Всем, когда-либо боровшимся за то, во что они верили…

Пролог

ХАРДИН

Много раз в своей жизни я чувствовал себя нежеланным, не на своём месте, в самом худшем смысле этого слова. У меня была мама, которая старалась исправить это, она самом деле старалась изо всех сил, но этого было недостаточно. Ей приходилось работать слишком много; она засыпала днём, потому что всю ночь проводила на ногах. Триш старалась, но мальчику, особенно потерянному мальчику, нужен был отец.

Я знал, что Кен Скотт человек с проблемами, колючим характером и нереализованными амбициями, которому я никогда не мог угодить, что бы ни делал. Маленький Хардин, выглядевший жалко, пытаясь завладеть вниманием мужчины, спотыкавшегося и орущего в тесном пространстве дрянного домика, где мы жили, был бы рад, узнай он, что этот холодный человек не его настоящий отец. Хардин вздыхал, брал со стола книгу и спрашивал у мамы, когда придёт Кристиан, этот приятный мужчина, который мог рассмешить его, цитируя старые книги.

Но Хардин Скотт, взрослый парень, борющийся с зависимостью и гневом, который он извинял тем, какой дерьмовый ему попался отец, зол до чёртиков. Я чувствую себя преданным, смущённым и во мне вскипает злость. В этом нет никакого смысла. Как мог дрянной сценарий про подменных отцов, взятый из очередного дерьмового ситкома, быть моей жизнью? В памяти всплывают давно похороненные воспоминания…

Мама разговаривает по телефону в тот день, когда одно из моих сочинений было выбрано для публикации в местной газете.

- Я просто подумала, ты хотел бы знать, что Хардин гениальный. Как его отец, - шёпотом восхваляла она меня.

Я оглядел крошечную гостиную. Темноволосый мужчина забылся в кресле, тёмная бутылка с остатками выпивки стоит у его ног. Он не гениальный. Он заерзал в кресле, и мама быстро повесила трубку. Это повторялось тысячи раз, а я был слишком глуп, слишком мал, чтобы понять, почему Кен Скотт был так отдалён от меня, почему он никогда не обнимал меня так, как отцы моих друзей - своих сыновей. Никогда не играл со мной в бейсбол и не научил меня ничему, кроме как быть чёртовым пьяницей.

Было ли это всё напрасно? Неужели Кристиан Вэнс мой настоящий отец?

Комната вращается перед глазами, а я смотрю на него и вижу что-то знакомое в зелёных глазах, в линии его челюсти. Его руки трясутся, когда он отбрасывает волосы со лба, и у меня внутри всё застывает, когда я узнаю в этом движении собственный жест.

Глава 1

ТЕССА

Это невозможно.

Я встаю, но тут, же присаживаюсь обратно на скамейку, когда земля опасно наклонятся у меня под ногами. Даже, несмотря на холодную погоду, в парк прибывают люди - семьи с маленькими детьми, воздушными шариками и подарками в руках.

- Это, правда, Хардин сын Кристиана, - говорит Кимберли, её голубые глаза яркие и сосредоточенные.

- Но Кен... Хардин выглядит в точности как он.

Я вспоминаю тот раз, когда впервые встретила Кена Скотта в молочном магазине. Я сразу признала в нём отца Хардина: к этому заключению меня подтолкнули его рост и тёмные волосы.

- Тебе так кажется? Я не вижу сходства, кроме как в цвете волос. У Хардина такие же глаза, как у Кристиана, тот же овал лица.

Кажется? Я пытаюсь представить себе все три лица. У Кристиана есть ямочки на щеках, такие же, как у Хардина, и те же глаза... но это просто бессмысленно: отец Хардина Кен Скотт, он должен им быть. Кристиан выглядит так молодо по сравнению с Кеном. Я знаю, что они ровесники, но алкоголизм Кена отразился на его внешности. Он всё ещё выглядит привлекательно, но алкоголь состарил его.

- Это... - мне не хватает воздуха.

Кимберли с извинением смотрит на меня.

- Я знаю. Я так хотела рассказать тебе. Я ненавидела утаивать это от тебя, но это было не моё дело.

Она кладёт руку поверх моей и мягко пожимает.

- Кристиан заверил меня, что как только Триш разрешит, он расскажет Хардину.

- Я просто... - делаю глубокий вдох. - Вот чем занимается сейчас Кристиан? Объясняется с Хардином? Я снова встаю, и рука Кимберли безвольно падает рядом с ней.

- Я должна пойти к нему. Он собирается... - я боюсь даже представить реакцию Хардина, особенно после того, как обнаружил Кристиана и Триш вместе прошлой ночью. Для него это чересчур.

- Да, - вздыхает Кимберли. - Триш не согласилась окончательно, но Кристиан сказал, что она была близка к этому, а ситуация выходила из-под контроля.

Когда я вытаскиваю телефон, все, о чём я могу думать, это как Триш могла скрывать это от Хардина. Я была лучшего мнения о ней, думала, она лучшая мать, а теперь мне кажется, что я совершенно не знаю эту женщину.

Мой телефон уже прижат к щеке, я слышу гудки, когда Кимберли произносит:

- Я предупреждала Кристина, что не следует разделять вас двоих, когда он будет говорить с Хардином, но Триш посоветовала ему, раз уж он решился, сделать признание наедине, - рот Кимберли сжат в тонкую линию, она оглядывает парк, а потом смотрит на небо.

Скучным голосом мне отвечает голосовая почта Хардина. Я набираю номер снова, пока Кимберли тихо сидит, но снова мне отвечает только автоответчик. Я убираю телефон в задний карман и начинаю заламывать руки.

- Можешь отвезти меня к нему, Кимберли, пожалуйста?

- Да, разумеется, - она вскакивает на ноги и зовёт Смита.

Я наблюдаю, как малыш топает к нам походкой, напоминающей мультяшного дворецкого, и осознаю, что Смит ведь сын Кристиана... и брат Хардина. У Хардина есть младший брат. А потом я думаю о Лэндоне... что это означает для Лэндона и Хардина? Захочет ли Хардин иметь с ним что-то общее теперь, когда между ними исчезла семейная связь? А Карен, как насчёт милой Карен и её выпечки? Кен... что творится с человеком, который изо всех старается искупить вину за ужасное детство мальчика, который даже не его родной сын? Знает ли Кен? В моей голове всё кувырком, и мне надо увидеть Хардина. Мне надо убедиться, что он знает, что я здесь с ним, и мы пройдём через это вместе. Не могу представить, что он сейчас чувствует. Должно быть, он ошарашен.

- А Смит знает? - спрашиваю я после нескольких мгновений, проведенных в тишине.

- Мы думали, что знает, - отвечает Кимберли, учитывая его отношение к Хардину, но, по идее, не должен.

Я сочувствую Кимберли. Ей уже пришлось столкнуться с неверностью жениха, а теперь ещё и это. Когда Смит подходит к нам, он останавливается и бросает на нас загадочный взгляд, будто знает, о чём мы разговариваем. Это невозможно, но то, как он опережает нас и идёт к машине, не проронив, ни слова, заставляет меня удивиться.

Пока мы едем через Хэмспстед в поисках Хардина и его отца, паника в моей груди попеременно поднимается волнами и откатывается назад, поднимается и откатывается.

Глава 2

ХАРДИН

Звук трескающегося дерева разносится через весь бар.

- Хардин, остановись! - голос Вэнса раздается из ниоткуда.

Треск раздается снова, затем звук бьющегося стекла. Эти звуки нравятся мне, усиливая мою жажду к агрессии. Мне нужно ломать вещи, причинить боль, даже если это всего лишь вещи. И я делаю это.

×