Здравствуй, мама! (СИ), стр. 1

Амелия Борн

Здравствуй, мама!

Часть 1. Игорь

Я всей душой ненавидел свадьбы.

Громкие обещания, счастливые рожи, а по итогу достаточно и пары лет, чтобы возненавидеть того, кому обещал любовь до гроба и прочие глупости под действием торжественного момента.

— Поздравляю, — сказал Васнецову, своему старому приятелю, имевшему несчастье сегодня жениться. Да еще и во второй раз в жизни! Самоубийца, не иначе.

Вручил тщательно подобранный подарок, изображая радостный оскал с таким усердием, что аж челюсть заболела. Хотя, по моему скромному и, тем не менее, весьма авторитетному мнению, этому бедолаге больше бы пригодились в качестве презента мыло и веревка. Но пока Ромыч выглядел безобразно счастливым и от такого зрелища у меня аж во рту закислило.

— Папа, когда домой? — заканючили рядом два маленьких монстра, по совместительству — мои дети.

— Поедим и пойдем, — ответил им. — Зря, что ли, пришли? — добавил резонно.

Сейчас действительно страсть как хотелось что-нибудь принять, чтобы задушить этот мерзкий привкус во рту. Схватив с подноса проходившего мимо официанта бокал шампанского, осушил его залпом. Слабовато, конечно, но пока сойдет.

Выискивая взглядом, чем бы мне еще угоститься, я заметил в толпе одну весьма примечательную фигуру. Поморщился, вспомнив нашу первую и единственную встречу. Эта Ким Кардашьян местного разлива тогда облила мои Лабутены кефиром под предлогом того, что кошки хотят жрать. Естественно, такого я снести не мог. Шел на встречу с твердым намерением ее взять (на должность няни!), а в итоге едва креститься не начал от счастья, когда покидал ее общество. Причем ранее тяги к религии у себя никогда не замечал.

Уловив мое внимание к своей персоне, эта царица Тамара (историки, что ли, ее родители? Так обозвать ребенка должен быть весомый повод!) прищурилась и, презрительно фыркнув, отвернулась. Я прищурился в ответ и… поймал себя на том, что по лицу расползается коварная усмешка. План созрел в голове мгновенно. Отсалютовав новым бокалом удаляющейся спине (или, скорее, иной, самой выдающейся части тела) этой женщины, я решительно кивнул сам себе.

Она будет моей. Сегодня же.

Потому что еще больше, чем свадьбы, я ненавидел своих надоедливых родственников.

— Какой Роман молодец! — причитала этим утром бабушка, помогая моим детям, Адаму и Дине, собраться на свадьбу. Дочь еще с утра закатила истерику, требуя, чтобы ее причесала мама. В целом, выбор был оправданный — я мог начесать только такое, после чего у меня вместо дочери по внешнему виду появился бы еще один сын, только лысый.

Но вот беда — ее мамаша сейчас зажигала где-то на островах со своим любовником и я искренне ей желал оттуда вообще не вернуться. Надо будет погуглить, водятся ли на Мальдивах крокодилы?

— Он гениальный бизнесмен, — ответил бабушке, начисто проигнорировав звучавший в ее фразе жирный намек.

— И ответственный человек! Женится на матери своих детей!

— Я тоже был женат на таковой и что из этого вышло?! — рявкнул, более не сдерживаясь, в ответ.

— Ты выбрал какую-то профурсетку, вот и пожимаешь плоды!

— Ну извини, на ней было не написано!

— Ты просто плохо смотрел!

Этот разговор повторялся уже далеко не один раз. О Боги, кто бы знал, как достало меня это капанье на мозги! Ты должен жениться на хорошей девушке, детям нужна мать и бла-бла-бла-бла-бла! А мне, между прочим, и без того было нелегко! Я знать не знал, что делать с двумя этими монстрами, от которых уже убежал десяток нянь! И только этих бесконечных атак на мою психику со стороны родни мне, конечно, и не хватало для полного счастья!

Жениться еще раз! Определенно, они все просто выжили из ума, если думали, что я на это пойду. Больше ни за что. Никогда. Ни под каким предлогом. Даже ради груди пятого размера!

Но вместе с тем я понимал — это никогда не прекратится. И что с этим делать пока не знал.

Часть 2. Игорь

Да, еще сегодня утром я не представлял, как отделаться от своих ненормальных родственников. Но теперь, при одном взгляде на Тамару, эту царицу бургеров, понял — рецепт найден. Осталось лишь сообщить ей самой о том, что я ее все-таки беру. На работу! И не более того.

Прихватив еще по бокалу шампанского, я направился к своей цели, не успевшей далеко ускользнуть из поля зрения, хотя, с учетом габаритов некоторых частей ее тела, остаться незамеченной даже в толпе у Тамары не было никаких шансов априори.

Краем глаза я заметил, что мои дети уже приступили к плану «пожрать и свалить», так как в этот самый момент с весьма недвусмысленными намерениями подбирались к свадебному торту. Мешать им я не стал — оглянувшись, заметил, что кто-то уже спешит на помощь несчастному произведению кулинарного искусства.

— Тамара, какое удовольствие видеть вас снова, — пропел я, оказываясь с девушкой лицом к лицу.

Демонстративно оглядевшись по сторонам, она уточнила:

— Ты это мне?

Не сдержавшись, я хмыкнул.

— Естественно. Вряд ли здесь есть еще кто-то с таким именем.

— Вот теперь узнаю подъездного хама Игоря Разумовского, — заявила Тамара, складывая на груди руки. — Все еще страдаешь из-за своих попачканных ботиночек?

— Не будем вспоминать об этом, — расплылся я в самой обаятельной из своих улыбок. — Вообще-то говоря, у меня к тебе есть деловое предложение.

— Даже не представляю, какое, — фыркнула она в ответ. — В любом случае, мой ответ — «нет».

От такого я даже слегка прифигел. Что ж, если улыбки на нее не действовали, пожалуй, стоит перейти к более жестким переговорам.

— Очень жаль, — хищно оскалился я. — Все же я не каждый день предлагаю женщине выйти за меня замуж.

— Чего? — непонимающе моргнула она.

Отбросив всякие заигрывания, я впился в нее немигающим взглядом и отчеканил:

— Я хочу, чтобы ты сыграла роль моей будущей жены.

Тамара еще раз моргнула и я поспешно добавил с усмешкой:

— Только в обморок от счастья не падай. Это не по-настоящему.

Отведя от меня взгляд, она запрокинула голову назад и расхохоталась.

— Какой стремительный карьерный рост! А раньше нянькой хотел нанять!

— Планы поменялись, — сообщил ей, поджав губы. — Ты будешь гораздо полезнее в роли моей невесты.

— Неужели?

— О да, — мрачно улыбнулся я. — Мои родственники ожидают увидеть кого угодно, но только не такую… женщину.

В ответ на это Тамара одарила меня презрительным взглядом.

— Такую — это, надо полагать, толстую.

Я с улыбкой отрицательно помотал головой. Вообще-то говоря, в этой женщине было прекрасно абсолютно все! Полный набор того, что заставит мою родню просто умолять на ней не жениться! Но вслух перечислять Тамаре все ее «достоинства» я, конечно, не собирался. Так недолго было и получить от ворот поворот.

Поэтому, наклонившись к ней ближе, я доверительно сообщил:

— Невыносимую.

После чего, подхватив растерявшуюся девушку под руку, повлек ее в сторону уединенной беседки, промурлыкав на ухо:

— Ну что, может, обсудим это все поподробнее тет-а-тет?

Часть 3. Тамара

Признаться честно, если бы я и хотела, чтобы мне сделали предложение, то получить его рассчитывала каким угодно способом, но только не таким. И уж тем более — не от этого типа! Наверно, стоило сразу же сказать ему «нет», но мне уже стало чертовски интересно, что же он мне способен предложить такого, помимо денег, чем я заинтересуюсь настолько, что соглашусь.

— Ну? — потребовала я ответа, складывая руки на груди, когда мы добрались до беседки.

Разумовский отошел на шаг, подернул плечами.

— В целом подробностей не так и много. Я плачу тебе кругленькую сумму. Сначала аванс, остальное — по факту выполненной работы.

Я едва удержалась, чтобы не закатить глаза. Вот не зря он мне сразу не понравился. Хотя, будь у Игоря другой характер, возможно, я бы заинтересовалась этим мужчиной. Он был красив, статен, а этот его раздевающий взгляд… впрочем, раздевал он глазами кого угодно, но только не меня. И наверно, мне совсем не стоило об этом сожалеть, но…

×