Четвёртое измерение: повторение пройденного (СИ), стр. 53

— Не знаю, но очень надеюсь, что да. Иначе слишком многое произошло зря. Нам не прорваться к ускорителю и не уничтожить его физически — нас просто отшвырнет назад во времени. Но вот если его перенастроить, изменить какие-то… ну, что-то изменить, то мы получим шанс. Возможно, даже больший, чем можем представить, — я вспомнил скорчившуюся в позе эмбриона фигурку капитана Сереги на берегу крохотного черноморского островка. Вспомнил убитого снарядом вертолетной пушки Штыря, погибшего при взрыве грузовика Вовчика, опускающегося на горячий от солнца и крови бетон парнишку-патрульного, так и оставшегося для меня навеки безымянным. Вспомнил — и довёл до конца свою совершенно безумную на первый взгляд мысль:

— Ты никогда не хотел изменить свое прошлое, майор?

Глава 7

С подъемом никаких сложностей не возникло — разве что обутые в намокшие кроссовки ноги нашей пленницы постоянно срывались с осклизлых скоб вертикальной шахты. В итоге пришлось просто вытянуть Хелен наружу своими силами, предварительно завязав хорошенький ротик моей некогда камуфляжной банданой — во избежание нежелательных звуковых эффектов. Поначалу девушка пыталась вяло возмущаться, но в конце концов смирилась с неизбежным и обиженно надулась, что уже само по себе свело риск оных эффектов к минимуму.

Крышка же самого люка, обыкновенной чугунной решетки — вопреки моим опасениям — оказалась незапертой. Вот тебе и сверхсекретный объект! Отсюда в местной СБ нападения видимо не ждали. И очень хотелось бы надеяться, что зря.

Осторожно сдвинув тяжеленную железяку в сторону, я первым выглянул наружу и огляделся на все триста шестьдесят. Хорошо вышли — до торца искомого пятиэтажного здания (а других в разумных пределах и не наблюдалось) оставалось всего несколько десятков метров. Неплохо, три-четыре секунды и мы на месте — я вспомнил о Хелен — ну ладно, десять секунд. И главный вход, наверняка охраняемый, с другой стороны. Не в силах сдержаться, я снова взглянул туда, откуда мы только что пришли. Здания насосной станции за деревьями видно не было, лишь размытым пятном проблескивало вырывающееся из окон второго этажа пламя. Вот и следы замели…

Неожиданно в душе поднялась, закипела злость. На заваривших всю эту кашу ученых, на пославшее нас неизвестно куда командование, на неспособных что-либо объяснить полковников, на самого себя… Сильно так поднялась, до умопомрачения — пробкой выскочив из люка, я привычно ушел в сторону, придя в себя лишь в стойке стрельба с колена. Да что это со мной такое?! В задницу всё! Я же спецназовец, не раз и не два выходивший из таких переделок, что и вспоминать не хочется, а тут…

Еще раз крутанулся, проверяя окружность. По-прежнему никого. Только мертвенный зеленоватый свет ночного прицела трофейной винтовки, уходящий в белую часть спектра лишь в одном месте — там, где горело покинутое нами здание. Вперед! Увидевший мою разрешающую отмашку майор тоже выбрался наверх, помогая Туристу извлечь наружу молчаливую мисс Пермиссен. Появившейся следом Жора, словно позабыв про ранение, подхватил девушку под руку и, зачем-то пригибаясь, рванул к зданию. Майор остался на месте, прикрывая не столь расторопных Валеру с Сергеем.

Менее чем полминуты спустя мы уже прижимались к шершавому пенобетону стены. Вот теперь, похоже, и вправду оторвались. Жаль только ненадолго.

Ничего нового изобретать не стали, сработав по стандартной схеме: я подсадил майора, и он десантным ножом вскрыл ближайшее окно. В этом смысле металлопластик даже лучше классических деревянных фрамуг — его прорезать-проковырять проще. Особенно, если знать, где именно резать-ковырять, и какой штырек запорного механизма подцеплять кончиком лезвия.

Убедившись, что створка послушно распахнулась, майор беззвучно исчез внутри и, выждав несколько секунд, принял из моих рук Хелен. Я помог подняться Жоре и полковникам и последним перелез через загаженный подошвами подоконник, аккуратно прикрыв за собой окно. Все, работаем, мужики… и дамы. Пару минут у нас еще есть.

Компьютеры обнаружились прямо в этом помещении, однако я отрицательно покачал головой: слишком рискованно. Нам может больше не повезти, и одной заброшенной в окно гранаты с лихвой хватит на всех. Поэтому только внутренняя комната без окон, желательно на втором-третьем этаже и с двумя выходами. И боевое охранение в виде Туриста с майором. С одним-единственным приказом (или просьбой): стоять до последнего. Вдвоем. Уж простите, мужики, но я буду нужнее там, Валера с Сергеем — тоже.

Да никто, впрочем, и не спорил.

Хотя, будь оно наоборот, мне, наверное, было бы немного проще…

* * *

— Есть. Мы в их внутренней сети, — удовлетворенно прокомментировал Сергей благополучно принятый защитной программой пароль. И добавил совершенно обыденным тоном, будто спрашивая любимую жену, куда запропастился любимый галстук в синюю полоску:

— Хелен, а куда вводить второй?

— Справа есть выпадающее меню под шапкой «магнитные детекторы частиц», найдите подраздел «ATLAS», он первый сверху, и кликните левой клавишей. Появится окошко доступа. Вводите 3-21-89, без дефисов, конечно, — сидящая задом наперед на крутящемся эргономичном стуле девушка криво усмехнулась, вновь бросив на меня немного странный взгляд. Примерно пятый за последние пару минут.

Понимаю — накопилось, накипело, наболело и вообще дико интересно. Подожди немного, может потом и объясню, что сумею. Если, конечно, успею. Вот, блин, приехали — уже стихами заговорил. Песец крепчал, и шерсть его блестела… на неярком северном солнце…

Однако первым не выдержал все-таки Валера. Убедившись, что и второй пароль не вызвал у электронного цербера «нового интернета» ни малейших сомнений, он немедленно обернулся ко мне. И произнес, что называется, страшным шепотом:

— Ю…Юра, ты хоть понимаешь, куда нас допустила эта девчонка?! Ты хоть понимаешь, что это такое — проект АТЛАС?!

— Угу, — что такое упомянутый проект, я знал. Как и то, что полковника следует поскорее вернуть с неба на землю. Может, и грешную, но зато пока и не уничтоженную до конца всякими идиотскими экспериментами. И внешне равнодушный тон для этого — самое то:

— Помню, ты рассказывал. Это та самая охлажденная почти до абсолютного нуля хреновина, в геометрическом центре которой столкнулись пучки частиц. У нас в Баксане тоже такая была, только весила поменьше и места столько не занимала.

Полковник мою иронию, как это ни странно, понял и сразу же надулся. Но объяснение все же продолжил, хоть теперь и безо всякого удовольствия на внезапно взгрустнувшем лице:

— Ты имеешь в виду сам сверхпроводящий магнитный детектор. А проект АТЛАС? Только представь себе — узкосфокусированный пучок из сотен миллиардов протонов сорок миллионов раз в секунду сталкивается с аналогичным сгустком, выделяя энергию почти в полмиллиарда джоулей, а?! Юра, этот детектор — и есть место непосредственного зарождения ядра «их» черной дыры! Понятия не имею, как им удалось взять ее под контроль и даже использовать для этих своих штучек со временем, но… — от торжественного воздевания к потолку указательного пальца его удержал только мой взгляд. Впрочем, зря я так — воспрянувший было духом, контрразведчик вновь смешался и уже откровенно обиженно докончил:

— А вот это, товарищ Мумба, синхрофазотрон системы гиростатического астропозиционирования для купленного Вами ракетного комплекса, а теперь мы пойдем кушать американского консула… Блин, нахрена я это рассказываю?! Понимаю, что ты устал, но если думаешь, что мы в лучшей форме, то ошибаешься! У меня у самого голова кругом от всего этого, — он беспомощно обвел взглядом ярко освещенную — а от кого прятаться-то? От пары ночных охранников? Так они того, умерли несколько минут назад, — комнату. — Так что не надо. Я тоже…

— Извини, Валер! — похоже, я и на самом деле в очередной раз перегнул палку. — Знаю, о чем ты. Если весь этот идиотский ускоритель — огромная бомба планетарного масштаба, то у нас в руках пульт управления. Точнее, долбанный детонатор. Или один из четырёх детонаторов. Ты знаешь, как его, гм, обезвредить?

×